001 9 770x433 Ни слова про любовь (рассказ)

Ужасно свалиться с температурой. Но гораздо страшнее при температуре еще и голос потерять...

И страшно это вовсе не потому, что за окном весна и не попеть теперь весенних песен, а потому что даже врача по телефону не вызовешь. Да что там врача! Даже близким не позвонить с просьбой купить лекарства. Ага, скажете вы, а как же современные виды связи – например, SMS? А никак! Потому что со своим парнем Юля рассталась безвременно еще неделю назад, а Люська, единственная подруга, стала абсолютно невменяема по причине безумной влюбленности. Все, что оставалось температурящей и безголосой Юльке – это уныло сморкаться в платок и печально смотреть в окно своего первого этажа. А там, за окном, у гаражей бесхозно топтался молодой мужчина, словно не зная, куда себя употребить. «Вот же несправедливая жизнь! – подумала Юлька.

– Будь я здорова, как он, я бы точно у гаражей не топталась, уж я бы…

– И тут ее осенило: – Уж я бы сбегала для больной девушки в аптеку!» Юля распахнула окно и замахала молодому человеку, но он не обратил на нее внимания. Эх, сейчас бы крикнуть, да нечем! Юля взяла со стола лимон, который собиралась съесть в качестве единственного в доме лекарства, распахнула форточку и, хорошенько прицелившись, запульнула в мужчину. Мужчина ойкнул, схватился за ногу, испуганно обернулся на Юлино окно. Юля приветливо помахала. «Больная, что ли?!» – возмутился мужчина. Юля радостно закивала догадливому человеку. В ответ ей мужчина покрутил у виска. Юля отрицательно покачала головой и ткнула пальцем в горло. Мужчина расценил это, как угрозу. «Чего надо?» – воинственно спросил он. Юля молитвенно сложила руки, потом жалобно поманила мужчину к окну. Тот нехотя приблизился, но из осторожности держал дистанцию и не мог расслышать натужный Юлин шепот: «Что говорите? Не слышу!»

Юля собралась с силами и прохрипела что есть мочи: «Сходите, пожалуйста, в аптеку! У меня пропал го…» – окончание фразы Юля беззвучно прошлепала губами, как рыба, и в ужасе схватилась за горло – все! Мужчина, кажется, понял суть проблемы и подошел поближе. «Вам нужны лекарства?» Юля горько кивнула. «Некому сходить в аптеку?» Юля снова кивнула, и глаза ее налились слезами. «Есть рецепт?» Юля исчезла в комнате, но очень скоро выглянула и снова замахнулась на мужчину. Он опасливо отбежал, но из Юлиных рук выпорхнул листок бумаги со списком лекарств и денежной купюрой. Участливый мужчина взял листок, а от денег хотел отказаться, но Юля так грозно зашлепала губами, что он невольно улыбнулся: «Где у вас аптека?» Юля начала исполнять руками какую-то невнятную пантомиму и от усердной артикуляции вытаращивать глаза, мужчина, с трудом сдерживая смех, отмахнулся от ее помощи: «Ладно, ладно, найду!»

Билет до Питера

Ближайшая аптека находилась в десяти минутах ходьбы от Юлиного дома, но прошло уже сорок минут, а мужчина не возвращался. Юля начала беспокоиться. А еще через десять минут небо как-то стремительно затянуло тяжелыми тучами, поднялся ветер и хлынул дождь. Да и не дождь даже, а настоящий ливень с ветром и даже градом, который мелким холодным жемчугом бил в подоконник и отскакивал на письменный стол. Юля вернулась в постель и безнадежно закрыла глаза. ...Разбудила Юлю серия робких звонков в прихожей. За порогом стояло что-то настолько мокрое и жалкое, что Юля беззвучно ахнула.

– Еле вычислил номер вашей квартиры, – виновато промямлил мужчина, у которого зуб на зуб не попадал.

– В ближайшей аптеке нужных лекарств не было, пошел искать другую, а тут ливень. Но я все купил! Юля втащила несчастного в квартиру – в прихожей тут же образовалась солидная лужа. Юля жестом приказала ему раздеваться, мужчина отчаянно замотал головой, но Юля так угрожающе зашевелила губами, что мужчина рассмеялся, слабенько, насколько хватило сил. Юля и сама еле держалась на ногах, но дотопала до ванной, взяла полосатый халат своего бывшего и принесла его мужчине. Юля и новый обладатель полосатого халата сидели за кухонным столом и по-братски делили купленные лекарства, причем Юля отметила про себя, что халат ее бывшего обрел очень даже недурную форму. «Недурную форму» звали Митя, у него были зеленые глаза и очень симпатичная линия губ, даже если он и не думал улыбаться, уголки губ были чуть-чуть вздернуты вверх, а уж если улыбался, то Юля смотрела на него до неприличия завороженно, отчего Митя смущался и терял нить разговора. Да, они беседовали. Говорить был вынужден, конечно, Митя, а Юля кивала или мотала головой.

– Я художник, из Питера, – рассказывал Митя, – приехал на фестиваль комиксов. Юля подняла бровь.

– Вы спрашиваете, что я делал у ваших гаражей? – догадался Митя.

– На фестивале я узнал, что в вашем районе на каких-то гаражах уникальные граффити. Я пришел посмотреть на них из профессионального любопытства, но заблудился. Юля сочувствующе покачала головой, потом изобразила обеими руками что-то крутящееся и указала пальцем за спину. «Вам спину почесать?» – не понял Митя. Юля закатила глаза и постучала себя по лбу. «Не понимаю...» – беспомощно пожал плечами Митя. Юля досадливо махнула на него рукой и вышла из кухни. Вернулась с блокнотом и ручкой. «Когда вы уезжаете? – написала она в блокноте.

– У вас уже есть обратный билет?»

– Да, да! Конечно! – покраснел Митя и порывисто вскочил с табурета.

– Я уезжаю сегодня ночным поездом! Билет у меня в кармане пиджака. После этого сообщения оба перевели взгляд на Митин пиджак на веревке, с которого падали капли. Митя обреченно подошел к пиджаку и запустил руку в его карман. Из кармана он извлек разбухший паспорт, несколько мокрых купюр, а вслед за ними – нечто расползшееся.

– Кажется, это он, – пробормотал Митя, – мой билет. Не волнуйтесь, деньги-то целы, сейчас они подсохнут, я поеду на вокзал и куплю новый!

Юля насмешливо кивнула, показала глазами на пиджак, на такие же мокрые брюки с рубашкой, взяла ручку, хотела что-то написать в блокноте, но вдруг передумала и принялась рисовать. Очень скоро на листе появился смешной человечек, очень похожий на взъерошенного Митю. Человечек в полосатом халате протягивал в окошко кассы пригоршню, из которой капала вода, а кассирша, высунув голову из окошка, смотрела на человечка выскочившими из орбит глазами на пружинках. Митя расхохотался, но как-то быстро посерьезнел и задумчиво почесал нос. «Юля, – сказал он наконец, – послушайте, вы же классно рисуете! Вы могли бы всерьез заняться комиксами!» Юля застенчиво повела плечиком и поглядела на свой рисунок поновому, с приятным удивлением, а затем написала в облачке, над головой человечка: «Я хороший!» Митя взял ручку у Юли и написал в облачке над головой кассирши: «Правда?» Юля забрала ручку, перелистнула страницу и без всяких комиксов написала: «Правда. Очень-очень хороший!» Под ее словами Митя написал ответ: «А вы – очень красивая!» Юля нахмурилась, выхватила у Мити ручку и решительно написала: «Вы остаетесь, пока окончательно не высохнете!»

К вечеру Юля почувствовала себя лучше, зато у Мити начался страшный жар. Всю ночь она меняла у него на лбу мокрые полотенца, каждые четыре часа вливала в него жаропонижающее, и ближе к рассвету температура у Мити стала понемногу падать, дыхание сделалось спокойнее, и один раз он даже прошептал «Юля» и улыбнулся во сне своими милыми, чуть вздернутыми уголками губ. С легким сердцем Юля пристроилась в кресле и позволила себе вздремнуть. Три дня она выхаживала Митю, температура поднималась у него все реже, но оставалась слабость, и хотя погода за окном стояла просто чудная, Юля не позволяла ему выходить из дома. Сама она вполне поправилась, правда голос по-прежнему не возвращался. Одежда Мити давно высохла и была заботливо отглажена Юлиным утюгом. Каждый день, когда Митя поднимал вопрос о том, что завтра уедет, Юля сразу же подсовывала ему градусник и отрицательно мотала головой. Правда, с каждым днем она делала это все менее уверенно, боясь выдать свои нежные чувства к Мите, а он расценивал это по-своему, все больше смущаясь, что действительно уже загостился.

- Почему ты уехал, Митенька?

Это был пятый день их знакомства. Рано утром Юля втайне убежала из дома по крайне важному делу и теперь открывала дверь с очень загадочным видом. Но в прихожей ее сердце тоскливо ухнуло – не было там ни Митиных ботинок, ни пиджака. На дрожащих ногах Юля прошла в опустевшую комнату и увидела распахнутое окно ее первого этажа. Юля села за стол, уронила лицо в ладони и всхлипнула неожиданно для самой себя:

– Ты уехал?! Митенька, почему ты уехал?

– Какой у тебя красивый голос! – донеслось из распахнутого окна. Юля подняла заплаканные глаза и увидела за окном веселого Митю с перепачканным в какой-то желтой пыльце носом и букетом первых весенних одуванчиков. Юля вскарабкалась на подоконник и спустила на улицу ноги.

– Я все-таки отыскала сегодня твои гаражи, – говорила она то плача, то смеясь.

– Там и вправду классные граффити, идем скорее, я тебе покажу. Митя подбросил над головой одуванчики, чтобы освободить руки, и протянул их к Юле: «Не бойся, прыгай!» Юля зажмурилась и отважно соскользнула с подоконника вниз, навстречу Мите, а оказавшись в его руках, открывать глаза не спешила, потому что он запустил свои пальцы в ее волнистые волосы и нежно притянул ее лицо к своему.

Автор: Наталия Старых

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *